Прусов К.Е. Розовый брют королевы Парижа. 2016. Бумага, темпера. 42х29,7 см

Розовый брют Королевы Парижа. 2016
Бумага, темпера. 42х29,7 см

Поздний час указал нам на один ресторан с красно-розовыми стенами. Не помню ни его название, ни его расположение. Запомнил одно – вальсирующую официантку, которая эффектно подала нам приятное «rose». Она была жгучей брюнеткой с идеальным бюстом, а её шею украшал идеальный жемчуг. В этот момент зазвучала Грейс Джонс –  «La vie en rose» в ее интерпретации воодушевляет! Уже второй раз потрясающий голос этой певицы подчеркивал мои впечатления – может, это повод зафиксировать происходящее в своей памяти? 

Прусов К.Е. Огни Парижа. 2009. Холст, темпера. 85×50 см

Огни Парижа. 2009

Холст, темпера. 85×50 см
 

Так, так...вижу огни башни – на горизонте. Я так мечтал забраться на её вершину...и вот она рядом! 

Это была моя первая поездка заграницу – тогда мама сделала все возможное, чтобы она состоялась, хотя жилось нам нелегко. Какое-то провидение двигало нами в 2009 году, движет и сейчас. Мама поверила в мою мечту стать художником – несмотря ни на что, вопреки всему. Это невозможно не ценить!

Прусов К.Е. Лувр. 2009. Холст, темпера. 85×45 см

Лувр. 2009

Холст, темпера. 85×45 см
 

Если бы Лувр выглядел так, как на моей картине, и мне представилась возможность показать там свои работы, то в списке экспонатов обязательно значились произведения из «мифологической серии». Почему именно они? Отвечу – классический музей требует таких же сюжетов, пусть и решённых современно. Кроме того, я писал под впечатлением от экспонатов Лувра. 

 

Конечно, если мечтать о такой выставке, то я бы обязательно показал свои русские образы, например, «Марфу и свиристель» – в ней есть черты и Моны Лизы, и Владимирской Богоматери. Показал бы ещё многое – кто же знает, что ещё будет создано!